Доминирование в свинге: «ходьба по тонкому льду»

Доминирование в свинге: «ходьба по тонкому льду»

Грубое доминирование над партнёршей — не только популярный сюжет порнороликов. Это ещё и распространённый сценарий, который применяют во время свинга. Как, впрочем, и при групповом сексе. Причём зачастую женщины сами инициируют такое развитие событий. В чём же причина?

То, от чего у ханжей волосы встают дыбом

Моралисты предпочитают ничего не знать о свинге и прочих «нестандартных» вариантах секса. А если уж представить, что во время подобного имитируют насилие… Видимо, придётся оказывать помощь человеку, упавшему в обморок.

Однако причина вовсе не в том, что участники мужского пола — какие-нибудь «маньяки» или садисты. Есть несколько ключевых моментов:

  • физическое насилие — довольно распространённый мотив женских эротических фантазий;
  • в реальности хочется испытать именно имитацию — без травм, без боли и фактически без насилия в полном смысле;
  • подобное практикуется не только в свинге, но и в том же БДСМ, и везде это принято оговаривать заранее, уточняя ограничения.

Тем не менее тема остаётся малоисследованной. Не все сексологи решаются в неё глубоко погружаться. Не все участники и участницы, включая свингеров, согласны открыто об этом говорить. Некоторые просто смущаются, что их примут за «извращенцев». Ну а кто-то — не без причин, кстати — опасается, что их признания послужат оправданием реального насилия.

Насколько далеко можно зайти в этой сфере?

Точно так же как свингеры ходят по опасной грани измены и ревности, так и те, кто фантазируют о доминировании, нащупывают грань насилия как такового. Факторы, о которых следует помнить, чтобы не «перейти черту»:

  • всё это — не более чем воплощение фантазии, ролевая игра;
  • за пределами этого действа люди относятся друг к другу уважительно и без склонности к насилию;
  • всегда заранее обсуждают, что можно, что нельзя, и следуют этим правилам;
  • как и в других подобных действах, предусматривают стоп-слово или стоп-жест — их использование должно мгновенно прерывать происходящее.

Исходя из исследований сексологов, которые в разное время выдают разную статистику, можно заключить, что до сорока процентов женщин хотя бы иногда рисуют подобное в воображении. Воплощают на практике — гораздо меньше. И как ни странно, чаще это бывает именно «бытовое» доминирование — в одиночку или вдвоём — во время свинга, а не в рамках БДСМ-сессии.

Интересный момент в том, что если в опрос добавляли слова «насилие» или «изнасилование», ясно давая понять, что речь лишь об имитации, то до половины опрашиваемых сразу меняли своё отношение. Выходит, многое зависит ещё и от названия.

Большинство, мечтая о грубых действиях со стороны партнёра в свинге, заранее уточняют, что хотели бы этого в безопасной обстановке. Так что с чувством самосохранения у таких женщин всё в порядке. У большинства из них подобные фантазии вообще возникали, согласно их признаниям, всего пару раз в год.

Справедливости ради нужно отметить, что ещё примерно треть свингеров относятся к подобным сценариям безразлично: мол, можно попробовать ради разнообразия, но в целом не тянет. Ну а ещё одна часть опрошенных, хотя и не самая многочисленная, относится к грубому доминированию с явным неодобрением: по их мнению, во время свинга секс должен оставаться нежным и романтичным.

Возможные причины фантазий о доминировании

Чтобы это не выглядело оправданием мужского насилия, необходимо чётко и беспристрастно взглянуть на различные научные гипотезы. Они, признавая наличие таких фантазий, стараются их объяснить и обосновать.

Чувство вины и «желание наказания»

Психологи и сексологи определили, что многие женщины раскрепощаются и приходят к свингу в противовес консервативному, ханжескому воспитанию. Если им с ранних лет внушали, что секс нечист и «греховен» по своей сути, то впоследствии им хочется чего-то максимально «развращённого» в представлении общества. Так рождается их интерес к свингу.

Но подсознательное чувство вины всё равно остаётся. Чтобы избавиться от него совсем, нужна долгая работа с психологом. Пока это чувство есть, психика по привычке «требует наказания». У тех, кто приобщается к БДСМ, это вызывает склонность быть «нижним». У тех, кому больше интересен свинг, просто рождаются фантазии, где партнёр грубо доминирует, как бы наказывая «плохую девочку» за её «разврат».

Желание, чтобы понимали и принимали

Ещё одно предположение, связанное с ранним пережитым опытом: неуверенностью в себе, неприятием и травлей со стороны других. Казалось бы, что общего между пониманием, любовью — и насилием? Но между тем сильный, доминирующий партнёр — это некто безусловно сильный, даже всесильный. Это тот, кто страстно желает женщину, кто принимает её целиком.

Исходя из этой гипотезы, можно предположить, почему мотив насилия закрадывается во встречи свингеров. Женщине может быть недостаточно доминирования в сексе со своим мужем: может, он вообще не похож на «доминатора»; может, настолько сильно любит свою спутницу, что не готов к такому. А вот временный партнёр во время свинга вполне может проявить себя «могучим самцом».

Природная склонность принадлежать сильному

Гипотеза, которая на сегодня считается уже не самой прогрессивной. Многие воспринимают её как сексистскую, потому что она устанавливает связь исторических ролей мужчин и женщин с современностью. Но тем не менее такое предположение тоже имеет место.

Здесь вообще всё просто. Женщина просто уступает сильнейшему и хочет принадлежать ему. А какой ещё способ продемонстрировать свою силу, как не физическое доминирование? В общем, некоторые сексологи предпочитают не углубляться в психологию и объясняют такие фантазии древними, подсознательными склонностями.

Экстрим, призванный освежить эмоции

Почему люди рискуют, катаясь на аттракционах или прыгая с парашютом? Это осознанный, контролируемый и относительно безопасный риск, то есть экстрим. Он вызывает всплеск адреналина и усиливает эмоции людей, в том числе касающиеся секса.

Свинг, кстати, сам по себе отчасти экстремален. Ведь надо выбираться из пресловутой зоны комфорта и вступать в близость не с постоянным партнёром, а с кем-то ещё. Если дополнить процесс экстримом в виде грубого доминирования, то происходящее становится явно нескучным, куда более ярко и остро переживается.

Архетип «плохого парня» в действии

Брутальность — это способность проявлять грубую силу, готовность ей пользоваться. И в художественных произведениях, и в жизни «плохие парни» нравятся дамам не потому, что они правда плохие. Дело тут не в аморальности. Дело в том, что «плохой парень» — это потенциальный воин, который не постесняется применить насилие. В отличие от «хорошего парня», он точно сможет постоять за себя и защитить спутницу.

Конечно, в современном обществе древние представления поставлены с ног на голову, а брутальность — чаще всего не более чем игра. Ведь даже турниры за сердце дамы давно не устраивают, не говоря уж о драках — по крайней мере, в рамках закона. Но почему бы не пофантазировать о «плохом парне» и не включить его образ в ролевую игру?..

И ещё пара рекомендаций

Фантазии об имитации насилия не представляют собой ничего плохого. Обращаться к сексологу, к психологу, к психотерапевту нужно только тогда, когда эти желания становятся слишком навязчивыми (без доминиования вообще не получается возбудиться) или когда реализация начинает быть травматичной (хочется причинять себе или партнёру вред).

В свинге женщине нужно быть вдвойне осторожной. Если она хочет, чтобы с ней «сыграли в насилие», стоит придерживаться нескольких рекомендаций:

  • предварительно установить доверие и убедиться, что все участники происходящего адекватны;
  • чётко обсудить детали и дать понять, что речь идёт именно о ролевой игре;
  • не допускать к участию партнёров, особенно малознакомых, пока есть подозрение, что они склонны к реальному насилию.

Если не переходить грань и проявлять определённую осторожность, то во время одиночного или группового контакта в рамках свинга вполне можно воплотить свою фантазию о доминировании. Причём насыщенно и ярко — на зависть любым участникам порноиндустрии.