Венерические заболевания: немного фактов из истории

Венерические заболевания: немного фактов из истории

Если вдруг кажется, что венерические заболевания (ИППП) как отдельную группу недугов выделили сравнительно недавно, то самое время убедиться в обратном. Похоже, что с тех самых пор, как люди вообще осознанно говорят о половых отношениях, они замечают и тот факт, что не всегда, к сожалению, близость приносит только удовольствие. Иногда она доставляет и немало хлопот.

Когда же началось изучение заболеваний, передающихся половым путём? Есть все основания полагать, что «старт» этому дали ещё в Древней Греции. Как, впрочем, и развитию многих других областей науки.

Античность: семенная жидкость, фиги и прочее

Древнегреческий медик Гален, хоть и жил во втором веке до нашей эры, оставил в наследство современникам — и всем нам — немало полезных открытий. Вот и новую болезнь, которую врач выявил в ходе своих наблюдений, мы называем гонореей именно благодаря его открытию.

Дело в том, что по-гречески название переводилось примерно как «вытекающая семенная жидкость». Гален обнаружил у мужчин, осмотр которых проводил, один из главных признаков — постоянные выделения из пениса. Конечно, в то время уровень медицины ещё не позволял понять, что выделяемая при гонорее жидкость никак со спермой не связана. Но наблюдательности древнегреческого врача можно лишь поразиться.

А в сравнительно скором времени, в первом веке до нашей эры, в Древней Греции уже описывали бородавки, кондиломы, которые появлялись на коже и, как заметили проницательные античные люди, передавались исключительно во время половых отношений. Некоторые новообразования для наглядности и запоминания стали называть фигами, имея в виду плоды фигового дерева. Имелись в виду те кондиломы, которые при желании действительно можно счесть похожими на фиги.

Кстати, именно тогда появилось прилагательное «фиговый» в своей древнегреческой версии. Дело в том, что тех, у кого подобные новообразования появлялись в районе ягодиц и заднего прохода, могли заподозрить в склонности к анальному сексу. А он уже две тысячи лет назад не везде был в почёте.

Ну а древнеримский император Тиберий, правивший на рубеже тысячелетий, переплюнул своей строгостью и современников, и даже многих средневековых моралистов. Он ни много ни мало запретил людям целоваться при встрече, даже если подразумевался невинный поцелуй. Впрочем, при исследовании хроник такой драконовской строгости нашли вполне рациональное объяснение. Предполагается, что именно при Тиберии среди римлян массово распространился герпес. И уже две тысячи лет назад люди быстро смогли понять, что ключевой путь передачи болезни — интимные контакты, а также, разумеется, поцелуи.

Эпоха великих открытий — и не только географических

В 1490-х годах дал о себе знать сифилис, который стал для людей не менее ужасающей болезнью, чем чума за пару веков для этого. Одна из первых знаменитых жертв этой венерической болезни, чьё имя отражено в хрониках, — Алонсо Пинсон, соратник и товарищ Колумба. Пинсон был известен своим беспокойным характером и тягой к приключениям. Есть основания полагать, что именно сифилис погубил его, как и многих моряков, прибывших из Америки. По крайней мере, это полностью согласуется с одной из гипотез происхождения данного заболевания.

В те же 1490-е годы сифилис массово распространился среди французских солдат в армии Карла Восьмого. Эта эпидемия — одна из первых катастрофических вспышек сифилиса, упомянутая в хрониках и датированная. То есть уже более пятисот лет назад эту болезнь умели, по крайней мере, выявлять и описывать. Хотя до лечения было ещё далеко, что и способствовало дальнейшему распространению.

Можно говорить даже не об эпидемии, а о пандемии сифилиса. Всего несколько лет понадобилось «французской болезни», чтобы добраться до России. Из Европы, захватывая российские земли и страны Ближнего Востока, за десять-пятнадцать лет сифилис добрался до Азии, то есть обогнул, вполне вероятно, большую часть Земного шара.

В 1510-х годах зафиксировали губительную, ужасную эпидемию в Японии. Спустя примерно два десятка лет профессор Фракасторо из Падуанского университета написал гекзаметрическую поэму, которой «галльская болезнь», скорее всего, и обязана своим современным названием. Фракасторо обобщил тогдашние знания о болезни в довольно популярной форме. Правда, ради этого пошёл на фальсификацию — сознательно или нет, вряд ли удастся узнать. А именно, распространил историю об античном пастухе с говорящим именем Сифил, что дословно переводится как «Свинолюб». Согласно поэме, Сифил стал дерзить богам Олимпа и насмехаться над ними, за что они и прокляли его, сделав первым носителем ужасной болезни.

Сюжет, конечно, впечатляющий и в своём роде поучительный. Однако, по современным сведениям, он был не более чем фальсификацией. То есть подобного античного мифа, скорее всего, никогда не существовало, а Фракасторо просто решил подарить своему произведению больше популярности, для чего и облёк его в форму гекзаметра.

Новое время и новые методы, порой весьма необычные

В Японии уже в XVII веке праздновали день, посвящённый пенисам. Столь необычный для западной морали праздник появился из не менее оригинальной традиции. Дело в том, что проститутки к тому времени уже точно знали, что находятся в зоне риска и с гораздо большей вероятностью подхватят одну из венерических болезней. А поскольку лечить эти недуги практически не умели, единственным методом защиты считались молитвы. В праздник, посвящённый гениталиям, проститутки посещали храмы и просили богов уберечь их от «профессиональных» заболеваний. Ну а позже основным мотивом праздничного дня стали всё-таки сам секс и последующее рождение детей.

Европейцы тоже не сидели сложа руки. День, посвящённый пенисам, в календарь никто не вводил, конечно. Но в начале XVIII века английский медик Болтон активно изучал герпес как одну из крайне заразных болезней и описал его в своих трудах под современным названием — Herpes Simplex.

Спустя пару десятков лет по-настоящему «революционный» метод лечения венерических болезней предложил современник Болтона, французский медик Аструк. Дело в том, что до этого примерно двести лет сифилис лечили отваром бакаутового дерева, завезённого из Нового Света — как, предположительно, и сам сифилис. Аструк же стал «первооткрывателем» ртути в качестве «лекарства» против этого недуга.

Этот радикальный метод просуществовал без малого двести лет. Причём пациентам, больным гонореей, ядовитый металл предписывали принимать внутрь. Медики вели бурные споры о сочетаемости «ртутной терапии» с другими методами и делали всё, чтобы выявить оптимальную дозу. Статистики о том, помогла ли ртуть хоть кому-то вылечиться от венерических болезней, нет. Вероятно, многим она «помогла» навсегда, и от других недугов тоже.

Наказания батогами и вечная ссылка

В Российской империи XVIII век тоже стал эпохой весьма непримиримой борьбы с венерическими заболеваниями. Например, в 1750-х годах женщин, которые вели «непотребное житие», стали помещать в так называемые смирительные дома. За приобретённую в процессе невоздержанной интимной жизни «французскую болезнь» несчастных дам наказывали батогами, то есть били палками.

Тогдашняя столица России, Санкт-Петербург, в 1763 году стала местом, где «франц-венерию» лечили целенаправленно и в специализированном учреждении. Больница была тайной. Пациентов принимали, не записывая их настоящих имён. Более того, им полагалось носить маски, чтобы скрывать личность.

Ну а к самому концу XVIII века сифилис распространился в России так широко, что Екатерина Великая приказала строить в крупных городах бесплатные больницы специально для борьбы с эпидемией. Правда, завидовать пациентам, которые получали бесплатное лечение, не приходилось. Согласно тому же указу императрицы, по окончании курса пациентов не просто выписывали, а отправляли на вечную ссылку в Нерчинск, в Забайкалье, за семь с лишним тысяч километров от Петербурга.

Века шли, а болезни не прекращались

Недуги, передающиеся половым путём, терроризировали людей ещё более массово, чем сейчас. И ситуация не менялась даже в просвещённом девятнадцатом веке. Некоторых успехов удавалось достичь, но и то — не во всём и не всегда гуманными методами.

Так, в 1830-х французский учёный Донне во время анатомических исследований описал урогенитальную трихомонаду. Видимо, в силу массовой распространённости её тогда отнесли к нормальной влагалищной микрофлоре. Только в двадцатом веке медики смогли сначала доказать, что трихомонада является возбудителем болезни, а позже и включили её в число микроорганизмов, передающихся половым путём.

Соотечественник и современник пытливого анатома, медик Рикор, сумел развеять многовековое заблуждение о том, что гонорея и сифилис — якобы две формы одной и той же болезни. Правда, чтобы провести требуемые исследования, Рикору пришлось заразить почти полторы тысячи человек этими болезнями. Есть сведения, что в качестве подопытных он задействовал заключённых, которых приговорили к смертной казни. Однако метод всё равно крайне жестокий.

В США сифилис тоже продолжал свирепствовать. Страдали от него все слои населения, вплоть до лидеров нации. Так, президент Авраам Линкольн переболел сифилисом в молодости, из-за чего его здоровье сильно пострадало. Жена и дети Линкольна, кстати, тоже болели сифилисом, заразившись с наибольшей вероятностью от него.

Новейшее время и новейшие сведения

В начале XX века российские публичные дома ещё не были запрещены и подразделялись на разные категории. В «элитных» заведениях проституток постоянно обследовали врачи, так что риск заразиться у клиентов был невелик. Но и платить приходилось по два рубля — немало по тем временам. Ну а в так называемых домах терпимости посещали проституток, которые точно болели или почти наверняка были инфицированы венерическими болезнями. Клиентам не давали никаких гарантий, зато и плата была ниже — всего тридцать копеек.

Первое кожно-венерологическое отделение появилось в Советской России уже в 1918 году и было рассчитано на двадцать пять человек. Конечно, этой меры — и других мер — не хватило, чтобы остановить распространение болезней. В двадцатых годах некоторые раннесоветские поселения называли «курносовками» из-за массово распространённых у жителей признаков сифилиса. Советское правительство, осознавая масштаб проблемы, стало создавать специальные отряды, которые проводили среди людей профилактику и принимали различные меры, стремясь остановить эпидемию.

Согласно статистике, упорная борьба сделала молодой Советский Союз в плане венерических болезней намного здоровее большинства азиатских и некоторых европейских стран. Правда, конец сталинской эпохи стал временем, когда советские граждане снова стали активно ездить за рубеж, не преодолевая для этого «железный занавес». Статистика опять уравнялась — гонорея, сифилис и другие недуги активно распространились в СССР, как и в большинстве стран.


На сегодняшний день нельзя утверждать, что болезни, передаваемые половым путём, удалось победить. Достигнуты определённые успехи в лечении и профилактике, тем более что никто уже не применяет с этой целью молитвы и ртуть — к большому счастью. Но болезни всё равно очень распространены. Хотя у людей, особенно в развитых странах, есть все возможности для предотвращения ИППП, одна только гонорея, она же так называемый триппер, ежегодно заражает примерно четверть миллиарда новых пациентов.