ВИЧ и СПИД: история пандемии

ВИЧ и СПИД: история пандемии

По мнению многих исследователей, вирус иммунодефицита человека, он же ВИЧ, появился в конце 1970-х, а до этого от подобного вируса страдали обезьяны — ближайшие родственники Homo sapiens в эволюционной цепочке. Впрочем, назвать точный год всё равно не получится. Тем более что невозможно уточнить, когда зародился штамм, сравнительно легко передаваемый от человека к человеку.

Есть версия, что ВИЧ появился между 1920-ми и 1940-ми годами. А есть и предположение, что первые пациенты заболели больше трёхсот лет назад. Самый старый в мире образец крови с вирусом медики получили в конце 1950-х, когда в Африке пациент умер от синдрома приобретённого иммунодефицита, то есть от СПИДа. Впрочем, тогда об этой болезни всё равно ничего толком не знали, и никто даже не называл её так.

Зарождение новой пандемии

СПИД стали систематически выявлять в конце 1970-х годов. Причём в США и Европе среди исследуемых оказались мужчины с гомосексуальной ориентацией. Это и породило живучий стереотип о том, что якобы мужская гомосексуальность повышает риск заразиться ВИЧ. Некоторые до сих пор убеждены, что «нетрадиционные» связи являются главной причиной пандемии.

В дальнейшем исследования подтвердили, что заразиться этим вирусом может любой человек, независимо от пола и ориентации.

Но до более глубоких исследований было ещё далеко. Название СПИД впервые использовали в 1982 году, определив, что заболевание связано с кровью. Однако пути передачи ещё не были понятны. Через год открыли сам вирус, дав ему современное название — ВИЧ. Такое наименование он получил, поскольку лишал организм естественной защиты от внешних угроз. Как результат, человек умирал в мучениях от множества сопутствующих заболеваний.

Только к середине 1980-х удалось установить, что вирус распространяется через кровь, сперму, влагалищные выделения и молоко матери. После этого стали использовать тесты, начали проверять кровь доноров. Доклад американского минздрава по СПИДу призывал к просвещению на тему секса и к профилактике ВИЧ.

Глобальная угроза и борьба с ней

С 1987 года Всемирная организация здравоохранения учредила отдельную программу, посвящённую СПИДу, и стратегию борьбы с ним. Это стало признанием новой пандемии как глобальной проблемы. С этого же года стали регистрировать первые препараты, направленные на борьбу с новым вирусом, угрожающим человечеству. Учитывая, что это так называемый ретровирус, лекарства получили название антиретровирусных.

Всё чаще ВИЧ становился главной темой произведений искусства: фильмов, книг, театральных постановок. В Сан-Франциско появился посвящённый его жертвам мемориал.

Уже в 1988 году министры здравоохранения встретились, чтобы обсудить новую проблему. В это же время стали появляться новые законы. С одной стороны — те, которые ограничивали распространение крови и её продуктов при заражении ВИЧ. С другой стороны — те, которые призывали не дискриминировать, не унижать и не ущемлять в правах людей, заражённых новым вирусом.

Многие из-за незнания были убеждены, что заразиться можно через рукопожатие, через общую еду или даже общий воздух. На самом деле ни один из этих способов не передаёт ВИЧ другому человеку: к счастью, вирус очень неустойчив и быстро погибает во внешней среде.

Тем не менее число больных и умерших продолжало расти. К концу 1980-х только на территории США от СПИДа умирало более 27 тысяч человек в год. Однако активисты добились, чтобы лекарство продавали по более доступным ценам. В разных странах стали создавать сети медцентров, ориентированных на профилактику и лечение ВИЧ. Работа таких центров и по сей день направлена на то, чтобы люди могли проходить тесты и при необходимости получать медицинскую помощь.

В 1991 году к числу известных жертв новой болезни присоединился Фредди Меркьюри — кумир миллионов. Однако с начала девяностых всё интенсивнее вели работу над новыми препаратами, активно испытывали и вводили их комбинации. Началось производство сертифицированных женских презервативов. Стало ясно, что к числу венерических болезней прибавилась ещё одна, особенно страшная и опасная.

К этому времени серьёзность новой угрозы осознавали, наверное, уже все, кто успел столкнуться с её проявлениями:

  • встречи стали проводить на высшем уровне;
  • к 1996 году единую программу по СПИДу приняли в ООН;
  • руководителей банков крови подвергали самым строгим наказаниям за оплошности.

Между тем ни беззаботные любовники, ни поклонники запрещённых веществ не особо прислушивались к предостережениям на мировом уровне. Так что число больных и умерших продолжало расти. К 1997 году, когда был создан глобальный бизнес-совет по данному заболеванию, число зарегистрированных пациентов в мире составило 22 миллиона человек — больше, чем всё население Австралии.

Человечество или ВИЧ — кто победит?

К концу 1990-х людям пришлось признать, что высокие цены на лекарства сделали их недоступными для большинства пациентов. А значит, прогресс науки не дал того самого результата, которого все так ждали. Хотя к началу 2000-х уже были разрешены к применению ингибиторы протеазы и наметился определённый прогресс в лечении, оказалось, что даже не все руководители стран верят в то, что ВИЧ — причина СПИДа.

Во многих случаях необходимость борьбы с новой угрозой приходилось отдельно доказывать и обосновывать. Знаковыми становились отдельные события, среди которых:

  • подписание странами ООН декларации всеобщего противостояния болезни;
  • внедрение инновационных антиретровирусных (АРВ) лекарств, способных победить вирус;
  • призывы к ликвидации бюрократических и финансовых препятствий в борьбе с пандемией.

Инвесторами в этом деле выступили государства и их объединения, коммерческие фирмы и частные лица. К середине 2000-х годов возросло осознание того, что противостояние вирусу — дело всего человечества. Поэтому и форумы, которые собирали по поводу данной проблемы, становились всё более глобальными. Особую роль здесь стал играть обмен накопленным опытом. Ведь чтобы победить врага, нужно хорошо его знать.

Так, в августе 2006 года в канадском Торонто на Международную конференцию по СПИДу съехались более двадцати тысяч представителей. Среди них — участники правительственных и коммерческих организаций, научных учреждений, некоммерческих сообществ. Из активистов присутствовали в том числе тогдашний американский президент Билл Клинтон и богатейший на тот момент человек в мире Билл Гейтс.

Это мероприятие, как и другие, уже не было закрытым и тем более непопулярным. Его активно освещали СМИ из разных стран, самого разного формата. Не меньшее внимание привлекали и региональные форумы. Среди них, например, Первая региональная конференция стран Восточной Европы и Центральной Азии. Это событие, посвящённое проблемам ВИЧ и СПИДа, в том же году состоялось в российской столице.

Между тем к середине 2000-х годов число людей, которые жили с ВИЧ, приблизилось к сорока миллионам. К этому же моменту общее количество жертв за всю историю возросло до двадцати миллионов. И это — только те, кого удалось учесть!

Однако чем дальше, тем активнее применялись антиретровирусные препараты. Если раньше диагноз «ВИЧ» звучал как приговор, то теперь у многих людей стала появляться надежда на полноценную жизнь — без боли, без сопутствующих заболеваний и без мучительной смерти в течение нескольких ближайших лет. Конечно, при условии, что эти люди готовы были предпринимать усилия и бороться за жизнь.

Проценты и реалии — не одно и то же

Несмотря на все усилия медиков и инвесторов, практически каждый год фиксируется рост общего числа заражений ВИЧ на несколько процентов. Отчасти это, конечно, связано с тем, что растёт население планеты как таковое. И всё же оценки, выраженные в цифрах, на самом деле скрывают реальную информацию о человеческих трагедиях:

  • отношение количества ВИЧ-положительных к общей численности населения выражается в долях процента, но на самом деле это сотни тысяч и миллионы человек;
  • доля получающих АРВ-терапию — это ещё и напоминание о том, сколько людей по тем или иным причинам остаются без лечения;
  • наконец, количество смертей и статистика смертности среди заболевших — это цифровое отражение потерь и утрат в семьях тех, кто заразился ВИЧ.

Несоблюдение мер предосторожности, например незащищённый секс с новыми и малознакомыми партнёрами — главная причина пандемии. Уже давно удалось установить, что гомосексуальная близость в этом вопросе не более и не менее опасна, чем гетеросексуальная. В некоторых странах по-прежнему свирепствует наркомания. А в некоторых так тяжело с экономической ситуацией, что люди даже не могут позволить себе покупку презервативов: это считается непомерной роскошью.

Усилия предпринимаются, конференции проводятся, деньги отчисляются на новые исследования огромными суммами. И нельзя сказать, что всё это проходит зря. Чем дальше, тем эффективнее становятся АРВ-препараты. Всё больше людей могут их получить, а вместе с ними — и надежду на нормальную жизнь. Но пока общее количество заболевших растёт, а не уменьшается — прогресс нельзя считать достаточным.

Всеобщие усилия — всеобщая победа

Публично признаваться в своём ВИЧ-положительном статусе — по-прежнему страшно. Стигматизации подвергаются даже звёзды и политики — что уж говорить о «простых смертных», которые по той или иной причине стали носителями вируса. Ведь во многих случаях это — действительно результат досадного стечения обстоятельств и банальной неосмотрительности, а вовсе не следствие разгульного или аморального образа жизни.

Объединяя усилия, люди продолжают проводить мероприятия, которые посвящены ВИЧ и СПИДу, а точнее — борьбе с ними. Вот только самые значимые из таких событий:

  • общемировой день противостояния СПИДу — первое декабря;
  • день памяти жертв — третье воскресенье мая;
  • международная конференция — дважды в течение года в городах разных стран мира.

И это — не считая внутригосударственных, а также региональных встреч. Стремление проводить их повсеместно и объединять усилия, как перед общим врагом — подтверждение того, что люди не разобщены хотя бы в этом. Разногласий и конфликтов остаётся много. Но хотя бы по поводу ВИЧ ни у кого нет сомнений. Ведь этот враг ни для кого не делает исключений — его жертвами могут стать представители любой нации, независимо от взглядов, сексуальных предпочтений и образа жизни.


Венерических болезней тоже остаётся немало. Большинство из них люди уже научились лечить, даже когда они приближаются к запущенной форме. Конечно, это не значит, что нужно меньше внимания уделять защите от ИППП. Ведь до сих пор «венера» уносит жизни беспечных любовников. И особое место среди этих патологий занимает СПИД, жертвами которого становятся ВИЧ-положительные люди. Хотя чем дальше, тем легче одерживать победу над вирусом, распространяющимся по крови.

Несмотря на развитие АРВ-терапии, любую болезнь разумнее не лечить, а предотвращать. Логично, что стоит проявлять избирательность в половой жизни, а при общении с не до конца проверенными партнёрами — пользоваться барьерной контрацепцией. В таком случае уже в ближайшие годы у людей появятся все шансы оставить одну из самых страшных пандемий в прошлом. Как и другие смертельно опасные патологии, ВИЧ и порождённый им СПИД останутся только в воспоминаниях.