Как шутить про секс, никого не обижая?

Как шутить про секс, никого не обижая?

Ещё в 1990-х годах шутить про сексуальные предпочтения во многих странах считалось нормой. Кроме представителей тех или иных секс-сообществ, мало кому приходило в голову, что подобный юмор бывает токсичным, обидным. Однако чем дальше, чем больше развивается политкорректность, тем устойчивее становятся этические тенденции.

Кто-то это критикует, утверждая, что «если дальше так пойдёт, то вообще ни про кого нельзя будет шутить». Как будет потом, покажет время. Но как быть сегодня? Про кого и про что можно шутить, не рискуя получить порцию осуждения?

Грань между шуткой и hate speech

Различные формы оскорбительных высказываний и в том числе оскорбительного юмора объединяют под термином hate speech, то есть, дословно, «ненавистнической речи». В такой сфере, как секс, она обычно проявляется в виде гомофобии и мизогинии, то есть предубеждений по поводу гомосексуальности и уничижительного отношения к женщинам.

Причины тут довольно просты. Консервативная культура в большинстве стран связана с патриархальностью и с сексуальными табу, с запретом на мастурбацию и на любой секс, кроме «классического».

Стоит отметить пару интересных фактов:

  • политкорректность как таковая — признак зрелой культуры; там, где культура не развита, шутят даже над самим понятием политкорректности;
  • сама по себе грань между смешным и оскорбительным — очень узкая; а дать ей какое-то чёткое определение не сможет ни один законодатель.

Психологи сходятся во мнении, что жаловаться на политкорректность как на явление не нужно. Напротив, юмор перестаёт быть плоским. Ведь чтобы пошутить смешно, при этом не переходя к оскорблениям и унижениям, нужно проявить изобретательность, к тому же мыслить шире и не опираться на какие-то узкие стереотипы.

Шутки с пометкой «18+» исключением не являются. Ведь среди них немало тех, где различные варианты hate speech даже не скрываются. Напротив, над определёнными сексуальными предпочтениями шутят в угоду консерваторам. Люди, которые используют такой юмор, обычно не ощущают ту самую тонкую грань и даже не пытаются это сделать.

Как было отмечено в фильме «Юморист», смех сильных над слабыми никогда не будет смешным. Относится это к любым шуткам над теми секс-сообществами, которые оказываются в меньшинстве.

Люди, не желающие допускать такое, стремятся убрать из своей речи ненавистнический элемент. Безотказный в этом смысле способ — самоирония. Шутки над собой не обижают никого вокруг. Более того, это помогает сгладить внутренние противоречия. А учитывая, как много в современном обществе остаётся предрассудков, связанных с сексом, — именно элемент самоиронии помогает постепенно растворять любые предубеждения.

Всегда важно, кто и про кого шутит

По мнению многих драматургов, юмор сочетает в себе несколько компонентов, каждый из которых имеет значение:

  • шутка — само проявление юмора, его суть;
  • рассказчик (автор, сценарист, исполнитель роли);
  • аудитория (слушатели, зрители или же собеседники).

Свобода слова может быть абсолютной. Но при этом может оказаться, что после пережитых трагических событий, неприятных эпизодов в прошлом нужно какое-то время, прежде чем свободу можно будет реализовывать и в этом направлении, не боясь никого обидеть.

Отличный пример — история рабства или история любой из войн. Шутить на определённые темы могут не все — и не перед всеми.

Так уж вышло, что гомофобией, мизогинией и прочими предрассудками на сексуальную тему было проникнуто всё современное общество. А кое-где предрассудки живы и процветают до сих пор. Так что необходимо сначала разобраться с этими предрассудками, а потом — с их наследием.

И вот тогда, когда в сексе не останется предубеждений, когда само понятие «секс-меньшинства» останется в прошлом — можно будет не беспокоиться насчёт того, кто и про кого шутит.

Юмор как искусство, а не как инструмент

Даже жёсткий, по-своему злой юмор вполне может быть удачным. Для неудачного скорее подходит слово «злонамеренный». И в шутках на тему секса это заметно как нигде: зачастую про сексуальные предпочтения шутят, имея чёткую цель навредить, унизить, показать «неправильность» и высмеять само проявление.

Между тем люди в мире постепенно приходят к пониманию того, что юмор должен оставаться искусством, так же как литература, кинематограф и многое другое. Какой бы жёсткой ни была шутка, какие бы «темы для взрослых» она ни затрагивала, она не должна стремиться поставить кого-то выше, а кого-то унизить. Проще говоря, юмор должен быть самодостаточным, а не основанным на чьём-то страдании.


Многие деятели современной культуры сходятся в том, что контекст создаёт проблему: с одной стороны, шутка вне контекста существовать не может; с другой — именно из-за контекста она может стать обидной и болезненной для кого-то. А ведь секс — самая интимная сфера жизни, связанная с глубинными переживаниями и чувствами. Так что именно контекст «18+», при всей своей жёсткости, может оказаться самым обидным.

Кому-то кажется, что следить за словами, не шутить про ЛГБТ и не допускать сексизма в юморе — это излишне. Кто-то, напротив, поддерживает и развивает идею политкорректности. Чем дальше, тем больше распространяется связанное с этим убеждение: если нужно придумать интересную шутку и при этом никого не обидеть — так даже интереснее. А если нужно пошутить на тему секса и при этом никого не задеть — так это ведь вообще тончайшее мастерство!